EN
 / Главная / Публикации / Нескучный русский: Чесменский бой – ключевые слова

Нескучный русский: Чесменский бой – ключевые слова

Тамара Скок06.07.2020

Бой в Хиосском проливе. Фото: encyclopedia.mil.ru

Со времён Петра I русская морская терминология складывалась на основе голландской, сказалось на ней и мощное английское, немецкое и итальянское влияние. Благодаря расшифровке этих специфических терминов можно реконструировать события, связанные со славой русского флота, например, ход Чесменской битвы.

В монографии «Чесменский бой и первая русская экспедиция в Архипелаг. 1769–1774 гг.» знаменитого учёного-историка Евгения Тарле приводится детальное описание морской битвы с участием русского флота, руководимого Алексеем Орловым. Воссоздать события можно, опираясь на некоторые понятия и определения, вышедшие из употребления или претерпевшие изменения.

Как известно, Чесменская операция была итогом политической многоходовки Екатерины II, прекрасно использовавшей в интересах России тогдашнее торгово-экономическое противостояние Франции и Англии. Англичане хоть и стали на сторону России в русско-турецкой военной операции, но не могли не думать и о собственной выгоде. Императрица замечает в одном из писем: «По известной всех англичан без изъятия жалузии ко всяким морским предприятиям других держав, нельзя, правда, ручаться, чтобы они внутренне и на нашу экспедицию без зависти взирать стали». Что это за жалузия? Не что иное, как la jalousie (фр. «жалюзи») - ревность.

Руководил операцией Алексей Орлов, брат тогдашнего фаворита Екатерины II, Григория Орлова. Человек он был решительный, рисковый, не видящий преград на пути к цели. При дворе его называли balafr (от фр. la balafre – «рубец») за страшный шрам от сабельного удара, пересекавший его лицо. Историки справедливо полагают, что Екатерина с опаской наблюдала в Орлове не только отвагу генерала, но и дерзость кондотьера (от ит. condottiere – «наёмник», перен. «человек, готовый ради выгоды защищать любое дело»), повадки ушкуйника (предводителя вооружённой дружины, промышляющей на ушкуях – парусных гребных лодках). Был риск, что своевольный Орлов не воздержится от злоупотребления корсарством (ит. сorsare – «морской разбойник, пират» < от лат. corsus - бег), или, как тогда говорили, арматорством (франц. armateur, от armer – «вооружать»). Но до этого дело, к счастью, не дошло. Решительный генерал направил свою энергию в нужное русло, пресёк противостояние интернациональной команды адмиралов, претендовавших на первенство, и способствовал тому, чтобы русский флот, вдвое уступавший по численности флоту турецкому, смело атаковал ошеломлённого противника у Чесменской бухты.

Когда план операции был обсуждён в деталях, русский флот двинулся на штурм. В авангарде шёл на своём корабле опытный адмирал Спиридов, затем в бой вступила кордебаталия (от фр. corps de bataille - средняя часть флота, находящаяся между авангардом и арьергардом).

Натиск русских был так стремителен, что на турецких судах началась паника, и флот неприятеля обратился в бегство, осыпаемый русскими ядрами и брандскугелями (от нем. brand – «огонь, пламя», kugel – «шар») - зажигательными снарядами.

Турки отвечали беспорядочной стрельбой, но из-за неумелой расстановки орудий, палили слишком высоко и попадали только по рангоуту (гол. rondnout - букв. «круглое дерево») – деревянной оснастке судна, предназначенной для установки парусов, перебивали мачты и снасти. Меж тем сбившиеся кучно турецкие суда загорались и взрывались, осыпая друг друга искрами, моряки бросались за борт и пытались вплавь достичь берега.

Не обошлось и без потерь с русской стороны. В ближнем бою произошла катастрофа: рухнувшая мачта турецкого корабля повредила судно «Евстафий», искры и головешки попали в крюйт-камеру (от голл. kruidt – «порох», и kamer – «комната») – место хранения пороха и других воспламеняющихся веществ. В результате мощнейшего взрыва русский корабль буквально взлетел на воздух и за несколько минут затонул.

Желая спаси остатки флота, турки попытались буксировать к берегу свои суда имеющимися при них гребными галерами и шебеками (ит. sciabecco < араб. sabbak) – небольшими средиземноморскими трёхмачтовыми судами. В это время в бой вступили русские брандеры (нем. Brander, от brannen – «жечь») – военные суда, наполненные горючими веществами, предназначенными для поджигания неприятельских кораблей. Их задача – подобраться вплотную к кораблю противника, прикрепиться к нему и подорвать свой корабль с целью уничтожения вражеского судна. Команда должна быть отважной, действовать очень оперативно и вовремя покинуть борт, чтобы не погибнуть. С этой задачей прекрасно справился цейхмейстер (нем. Zeugmeister – начальник морской артиллерии) бригадир Ганнибал, знаменитый предок А. С. Пушкина, умело руководивший действиями четырёх брандеров.

Представление о происходящем дают краткие записи о Чесменской битве, сделанные в шканечных журналах русских военных судов. На шканцах (от голл. schans – верхний помост в кормовой части парусного корабля) находились вахтенные офицеры, фиксировавшие происходящее, в том числе то, что происходило после боя. А после боя было следующее: Алексей Орлов приказал спасти находящихся в воде раненых турецких моряков и перевезти их на русские корабли «для перевязывания ран и подания возможной помощи». Турки были поражены таким отношением к пленным, т.к. это шло вразрез с их представлениями. Спасённым после поправки даровали свободу «от высочайшего имени её императорского величества».

Чесменская колонна в Екатерининском парке Царского села. Фото: encyclopedia.mil.ru

Историк Е. Тарле пишет: «Победа русского флота была полная. Ликующий Орлов велел не довольствоваться перевозкой на русские суда всей береговой артиллерии (19 медных пушек), но, “дабы флот имел себе более славы”, — забрать также медную артиллерию “с погоревших неприятельских днищ”, потому что, кроме этих “днищ”, ровно ничего от турецкого флота не осталось. <…> И чем больше распространялись по свету слухи об изумительном истреблении большого линейного флота, тем громче звучала слава русских моряков».

Также по теме

Новые публикации

Встретиться с президентом, купить большой дом, начать свое сыроварное дело и полюбить зиму. Агрипина Ануфриев-Егорофф – скромная женщина с платком на голове, в традиционном платье до пола и с искренней улыбкой на лице приехала в Россию всего полтора года назад. Без накоплений и с сыном-подростком она смогла создать свой домашний бизнес, купила дом, машину и строит свой производственный цех.
Чуть меньше двух лет назад в Лондоне стал выходить детский литературно-художественный журнал на русском языке для детей-билингвов «Шалтай-Болтай», который сразу приобрёл популярность не только у детей, но и у учителей русского языка. О том, как возникла идея такого журнала, рассказывает его главный редактор и издатель Аля Верещетина.
Московский договор между СССР и ФРГ был подписан 12 августа 1970 года Председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным и Федеральным канцлером ФРГ В. Брандтом, а также министрами иностранных дел В. Шеелем и А. А. Громыко в присутствии  Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в Екатерининском зале Кремля.
12 августа отмечается Международный день молодёжи, а молодёжный язык в последние десятилетия развивается стремительно. Давайте обратим внимание на особенности речи нескольких последних поколений: поколения Х, миллениалов и зумеров.  
Имя нобелевского лауреата Михаила Шолохова известно во всем мире. Накануне 115-летия со дня рождения одного из самых известных писателей XX века рассказываем о его феномене и о том, как сегодня учёные воссоздают подлинники его произведений.
В три новых страны – Монголию, Сербию и Узбекистан – с началом нового учебного года поедут российские учителя. Ещё две страны уже по складывающейся традиции ждут педагогов из России. Вьетнам впервые просит русских учителей преподавать русский язык в удалённом режиме. Так развивается программа продвижения русского языка за рубежом.
9 августа 1894 года родился Михаил Зощенко, автор весёлых рассказов для взрослых и детей, всю жизнь боровшийся с ужасающей тоской. Он усиленно работал над собой, стараясь заглянуть во все уголки своей души и найти причину её неизбывных страданий.
Елизаветино – обычный посёлок в часе езды от Петербурга, состоящий из частных домов и невзрачных панелек советской постройки, – вдруг стал местом притяжения репортёров питерских изданий и телеканалов. Сюда их привело творчество молодого стрит-художника, который решил поджарить родному посёлку портреты любимых музыкантов и актёров.