EN
 / Главная / Публикации / Эстония. Русское образование с отсрочкой приговора

Эстония. Русское образование с отсрочкой приговора

Алла Березовская11.05.2021

Ситуацию с русскими школами в Эстонии впору сравнивать с проснувшимся под внешними воздействиями вулканом, который на протяжении последних 30 лет то затухает, то вновь пробуждается. В начале этого года местная национальная Партия реформ, вернувшись в правящую коалицию, оседлала своего любимого, хотя и основательно заезженного конька – план о полном переводе школьного образования на эстонский язык.

То, что в соседней Латвии практически уже стало былью, в Эстонии пока ещё только обсуждается в структурах власти. В этом плане русскоязычным жителям Эстонии, которые составляют здесь не менее 25 процентов, всё же повезло немного больше, чем их соплеменникам в Латвии. По Закону об образовании Эстонской Республики учащиеся школ нацменьшинств пока ещё имеют право учиться до 9 класса на своем родном языке.

Фото: russkie.org### https://russkie.org/news/eksperty-russkoyazychnye-shkolniki-estonii-stradayut-iz-za-ambitsiy-politikov/

Начиная с 9 класса по 12-й более 60 процентов школьных предметов должны преподаваться на государственном языке. Но в некоторых случаях по желанию родителей эта пропорция может меняться.

Например, в Таллине, где более половины жителей не относятся к титульной нации, некоторые русские гимназии получают разрешение продолжать и в старших классах обучение на родном языке. По мнению мэра Таллина Михаила Кылварта, члена Центристской партии, главная задача – повышение качества образования, в том числе и в изучении эстонского языка, но не в ущерб другим предметам. И до недавнего времени установившееся равновесие в школьном вопросе, в принципе, всех устраивало.

Школы разные нужны

Но в этом году вулкан опять зашевелился. К сожалению, с подачи президента страны Керсти Кальюлайд, которая всё чаще начала допускать негативные высказывания в адрес русского языка и русского образования. По её словам, независимо от языка семьи, все дети в Эстонии должны учиться на государственном языке. «В Эстонии один государственный язык – эстонский, поэтому мы не обязаны воспитывать детей на каком-то другом языке. Например, так же делает Германия, где всё обучение проходит на немецком языке», заявила недавно глава государства, отвечая на вопросы журналистов, намекнув, что начинать следует уже с детских садов. Хотя даже в далёкие довоенные времена в местных школах Эстонии шло обучение не только на эстонском, но и на немецком и русском языках.

Что касается Германии, то здесь госпожа президент или сознательно лукавит, или проявляет непростительную неосведомлённость. В этой стране с 1955 г. по договорённости с Данией на земле Шлезвиг-Гольштейн успешно функционируют датскоязычные школы. В свою очередь, в Дании для детей из немецкоязычных семей созданы государственные немецкие школы.

Хотя для Эстонии, конечно, был бы ближе пример соседней Финляндии с образованием на финском и шведском языках. Ещё примеры? Бельгия – французские и голландские школы, Италия – итальянские и немецкие школы. Люксембург – образование доступно на люксембургском, немецком и французском языках. Канада – полный цикл обучения на английском и французском…

Но эстонцам передовые страны не пример. И если уж сама президент вдруг выступила против русского образования, то уж государственным структурам просто грех отсиживаться в стороне! Министерство образования тут же отрапортовало о своей готовности приступить к разработке детального плана полного перевода системы образования на эстонский язык. Для этого была сформирована рабочая группа, взявшая на себя повышенные обязательства по сдаче плана в намеченные сроки – уже к ноябрю этого года.

Больше языков – больше знаний

На первом же закрытом заседании было объявлено, что русские школы в соответствии с существующей программой развития эстонского языка предполагается эстонизировать к 2035 г. Но, по словам министра образования, кое-где это может произойти и раньше, что можно будет только приветствовать. Как водится, все нововведения объясняются исключительно заботой о русских детях, которые из-за плохого владения государственным языком не могут поступать в эстонские университеты, из которых русский язык изгнали уже давно. Видимо, из тех же соображений…

Государство пообещало оплачивать дополнительные занятия для русских учеников, учащихся на эстонском языке. Что ж, русские Латвии в 2018 г. уже слышали похожие обещания от лидера партии «Согласие» Нила Ушакова, который отговаривал русскую общину от борьбы за свои школы. От имени Рижской думы он тоже обещал им оплачиваемые факультативы, на которых русские дети смогут после уроков разбирать предметы, если не поймут их на латышском языке. Но нет уж давно ни самого экс-мэра, переехавшего в Европарламент, ни обещанных им занятий для русских школьников. Есть только один государственный язык…

Вот и в Эстонии наши соотечественники красивым обещаниям правительства уже давно не верят. Тем более, что жизнь идёт вразрез с тем, что декларируется и в Конституции страны, и в предвыборных обещаниях политиков. Русских школ в Эстонии с каждым годом становится всё меньше. Несмотря на просьбы родителей и детей, на протесты и петиции учителей, за последние годы были закрыты или доживают последние дни русские учебные заведения во многих маленьких эстонских городах, среди них – школы в Кейле, Кивиыли, Калласте.

Доля русскоязычных среди всего населения Эстонии (по данным переписи 2000 года). Фото: DVoit / ru.wikipedia.org### https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA_%D0%B2_%D0%AD%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B8#/media/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Russophone_population_in_Estonia.png

Родители вместе с учителями кое-где ещё пытаются отстоять свои школы в судах, но шансов на победу у них уже почти не осталось. Эстонизация большими шагами продвигается по всей стране. В открывающихся новых школах на Северо-Востоке республики вся программа обучения предлагается уже только на эстонском языке. При этом все прекрасно понимают, что далеко не все дети из неэстонских семей сумеют успешно учиться в школе на чужом языке.

До недавнего времени более адекватные эстонские политики не боялись даже публично об этом говорить, но сейчас их голоса почти не слышны. Хотя именно они признавали, что в большинстве случаев успеваемость детей после их перевода в эстонские школы резко снижалась, что нередко оборачивалось ещё и травмой для психики ребенка.

Молодые янычары

До введения всех революционных школьных реформ уровень образования в эстонских и русских школах был примерно одинаковым. За минувшие тридцать лет языковые и политические эксперименты привели к тому, что эстонские дети стали опережать русских по уровню образования. Но вместо того, чтобы общими усилиями помочь национальным меньшинствам с подготовкой квалифицированных педагогов (а их для русских школ уже давно никто не готовит), толковых учебников и методик, власти выбирают путь насильственной ассимиляции детей нацменьшинств, даже не интересуясь мнением родителей.

По мнению известного русского публициста и общественного деятеля Эстонии Дмитрия Клёнского, национальные политики заговорили об эстонизации русских детских садов, чтобы вынудить дошкольников делать дальнейший выбор в пользу эстонской школы.

– Обучаясь с младшего класса на чужом языке, у ребёнка формируется матрица мировоззрения другого народа – носителя языка обучения. При этом происходит своего рода «перевербовка» в другую национальность, а учитывая, что национальная политика в стране сейчас носит ярко-выраженный русофобский характер, истинные цели дошкольных и школьных реформ никаких сомнений не оставляют, комментирует Клёнский планы местных реформистов.

Он приводит аналогию с янычарами Турции, которых набирали из числа подростков-христиан, живших в Османской империи и воспитанных в строгих исламских традициях. В странах Балтии сегодня уже подросли свои «янычары» молодые русофобы с русскими именами и фамилиями. Периодически их откровения о нелюбви к чужой для них России появляются на официальных балтийских ресурсах.

Европа поможет?

Сопредседатель НКО «Русская школа Эстонии» и правозащитница Алиса Блинцова – мама четверых детей, младшей дочери чуть больше года, старшая учится в предпоследнем классе. Уже более десяти лет она со своими соратниками отстаивает право на обучение детей на родном языке.

Алиса Блинцова

Два года назад во многом благодаря её настойчивости в Эстонии побывал тогдашний комиссар ОБСЕ по вопросам нацменьшинств и лично ознакомился с ситуацией в стране с правами русскоязычных жителей. После этого Эстония получила очередную порцию рекомендаций от европейских проверяющих, чтобы снова оставить их без внимания.

А теперь правительство решило еще больше закрутить гайки. По просьбе «Русского мира» Алиса Блинцова прокомментировала планы эстонских властей по ликвидации русского образования:

– В Эстонии в сфере образования идут по более мягкому пути, чем в Латвии, которая расправилась с русскими школами всего за три года. Эстонская программа перехода на госязык обучения рассчитана на период до 2035 г. Скорее всего, хотят, чтобы русская школа через 10 – 15 лет умерла естественным путём. Думаю, это был своеобразный компромисс, заключённый между «центристами» и «реформистами». Первые были, якобы, борцами за сохранение русского образования, вторые – его противниками. Чтобы остаться у власти и не разочаровать свой электорат, стороны договорились не форсировать события, но и не отказываться от поставленной цели. И кошки сыты, и мышки целы…

Тем временем рабочая комиссия эстонского министерства образования уже начала трудиться над воплощением в жизнь планов по переводу школ на государственный язык. Они приглашают для обсуждения представителей русской общины – родителей, общественных активистов?

– Все решения, касающиеся национальных меньшинств, в Эстонии принимаются кулуарно, никто никого на обсуждения не приглашает. Знаю, что в Латвии есть такая практика и даже существуют консультативные советы при министерстве образования и при президенте, но здесь такого нет. Вот и сейчас создана специальная группа, которая призвана решать важнейший для русскоязычных жителей страны вопрос, а их мнением при этом вообще никто не интересуется. Да, в Конституции и в законе «Об образовании» оговорено, что право выбора языка школы остается за родителями. На что у нас все с гордостью ссылаются и… делают всё возможное, чтобы русская школа самоликвидировалась.

Каким образом?

– Методов предостаточно уже сейчас, например, замена директоров школ на более покладистых и «правильных», соответствующая работа на уровне инспекций с администрацией гимназий. Кроме того, русские школы «душат» и с помощью финансовых механизмов. Школы нацменьшинств получают дополнительное финансирование за каждый новый предмет, который переводится на эстонский язык преподавания. Чем больше будет эстонского в школе, тем больше финансирование. Потом у нас есть такая модная схема, когда под видом интеграции, оптимизации или в целях «более глубокого языкового погружения» под одной крышей объединяют эстонскую и русскую школы. А затем в течение года-двух русский поток ликвидируется. Таким образом, почти во всех городах по-тихому уже убрали по 3 –4 школы.

А как сейчас родители воспринимают озвученный план по ликвидации русского образования?

– Поскольку исполнение приговора отложено до 2035 г., особой тревоги в обществе пока не ощущается, все понимают, что за 15 лет многое ещё десять раз поменяется. Хотя руки «реформистов» уже потянулись и к русским детским садам, но реально для их эстонизации абсолютно ничего не готово. Кроме того, здесь есть движение родителей-эстонцев, выступающих против объединения школ и детских садов. Видимо, опасаясь ухудшения уровня образования для титульных учеников. Как бы там ни было, пока всё это на уровне политических деклараций. Тем не менее, наше НКО уже передало информацию в правозащитные международные организации. А на днях мы провели онлайн-встречу с новым Верховным комиссаром ОБСЕ по правам национальных меньшинств Кайратом Абдурахмановым. Мы обратили его внимание на то, что осуществляется давление на представителей национальных меньшинств, рассказали о недавнем аресте по надуманному поводу нашего правозащитника, который долгие годы был «русским омбудсменом», Сергея Середенко. И, конечно, затронули проблему русского образования.

Как новый комиссар отреагировал на ваше обращение?

– Он нас очень внимательно выслушал. Как можно было понять из его слов, в ОБСЕ заинтересованы в том, чтобы найти правильное решение, которое поможет избежать конфронтации. Нам было предложено подумать, каким образом можно сохранить русские школы, чтобы молодёжь при этом была вовлечена в жизнь страны. В свою очередь мы попросили, чтобы комиссар пролоббировал наше участие в этих процессах. У нас есть немало своих наработок и предложений, но власти Эстонии категорически не хотят нас слушать. Мы нигде в Эстонии не можем озвучить ни свои планы, ни пожелания, здесь они никому не интересны.

Русские Эстонии надеются, что Европа им поможет?

– Мы постоянно держим связь с международными и европейскими структурами, поскольку на местном уровне наши возможности ограничены. Если честно, особой надежды на них уже нет, хотя сотрудничество мы будем продолжать. Но у правозащитных международных институций на самом деле нет реальных механизмов, чтобы заставить власти выполнять их решения и реагировать на замечания. И в Эстонии это тоже уже давно поняли, поэтому, ссылаясь на рекомендательный характер полученных европейских указаний, они не собираются устранять дискриминацию по отношению к нацменьшинствам. Пока Россия не будет настойчиво требовать равноценного соблюдения прав русских, проживающих за рубежом, как это делает Польша, выступая за интересы всех поляков, или Венгрия для венгров, ничего не изменится.  

Также по теме

Новые публикации

Славянские языки схожи между собой, поэтому некоторые слова путешественникам могут показаться понятными. Однако тут легко попасть впросак, ибо знакомые слова зачастую означают совсем не то, что первым приходит на ум.
23 июня отмечают День балалайки, самого популярного русского музыкального инструмента. Звучит она хорошо и соло, и в компании с другими «народниками»: пыжаткой, кугиклами, зубанкой…
В Великой Отечественной войне с врагом сражались не только бойцы Красной Армии. Не менее сильным оружием по своему воздействию на моральный дух солдат стали сотни песен, написанные в это время и вошедшие в золотой фонд советского песенного искусства. А главной из них, бесспорно, является великая по праву песня – «Священная война».
В годы войны публицистика играла наиважнейшую роль. Газеты военных лет не просто информировали население о том, что происходило в тылу и на фронтах, они формировали в обществе единый настрой, пробуждали праведный гнев и желание бороться с коварным врагом, не жалея сил и собственных жизней.
Волгоградец Олег Максимов, волею судеб оказавшийся на другом конце света, открыл клуб военно-исторической реконструкции в новозеландском Гамильтоне. Реконструкция, которой он увлёкся после переезда за рубеж, стала ответом россиянина, выросшего в семье военного, на отношение к СССР и Красной армии, с которым он столкнулся в Новой Зеландии.
Болгарский знаток русской литературы, театровед и публицист Орлин Стефанов в разгар лета не прекращает активно проводить онлайн-встречи, посвящённые русский классике. В интервью «Русскому миру» профессор Стефанов рассказал, за что Софокл мог бы обидеться на современных переводчиков, какова главная идея романа о Дон Кихоте и в чём причина популярности Остапа Бендера.
Глава Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир»  – в программе «Коридоры власти с Александром Гамовым» на Радио «Комсомольская правда».