EN
 / Главная / Все новости / «Голубая лагуна» Венеции не хочет больше дружить с Санкт-Петербургом: русские «пра-а-ативные» и обижают геев

«Голубая лагуна» Венеции не хочет больше дружить с Санкт-Петербургом: русские «пра-а-ативные» и обижают геев


29.01.2013

Городской совет Венеции вчера, 28 января, одобрил инициативу о приостановке партнёрских отношений с Санкт-Петербургом. Причиной стал принятый в Санкт-Петербурге закон о запрете на пропаганду гомосексуализма, сообщает Lenta.ru.

В документе, инициированном главой комиссии по культуре венецианского муниципалитета Камиллой Сейбецци, говорится, что городской совет «не может игнорировать» принятие закона, который «на практике делает незаконным написание статей, проведение мероприятий и обсуждение на публике гомосексуализма».

Городской совет рекомендовал венецианской мэрии не осуществлять никаких действий в рамках соглашения о сотрудничестве между двумя городами, подписанного в феврале 2006 года. Также защитники российских гомосексуалистов предложили мэрии уведомить власти Санкт-Петербурга о приостановке двустороннего сотрудничества и её причинах.

Как сообщала информационная служба фонда «Русский мир», ранее с аналогичной инициативой выступил городской совет другого итальянского города – Милана, однако мэрия Северной столицы Италии не поддержала решение городского парламента.

Закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних был одобрен депутатами Петербургского заксобрания весной 2012 года.

Иван Крылов, ИА «Росмедиа» специально для портала «Русский мир»

 
Метки:
Венеция, Венеция, пропаганда гомосексуализма, Санкт-Петербург, города-побратимы

Новости по теме

Новые публикации

12 июля отмечается Всемирный день бортпроводника. У представителей этой увлекательной профессии есть свой язык общения, в котором немало интересного. Познакомимся с ним поближе.
В истории Голливуда немало знаменитостей отзывались на русские имена-отчества. Но звезда голливудской классики «Король и я» Юл Бриннер, казалось, всю жизнь старался забыть о том, что родился во Владивостоке Юлием Борисовичем Бринером, хотя, как свидетельствуют очевидцы, до самой смерти свободно говорил по-русски.