EN
 / Главная / Публикации / Итальянский архитектор – о силе русских храмов

Итальянский архитектор – о силе русских храмов

Сергей Виноградов13.03.2020

Элизабетта Фаббри. Фото предоставлено Вологодским госуниверситетом

«Меня поразила сила вологодской церкви, её дух», – заявила известный итальянский архитектор Элизабетта Фаббри, посетив полуразрушенный храм Сошествия Святого Духа. За несколько дней пребывания в Вологде магистр архитектуры, член Ордена архитекторов и реставраторов Венеции, реставратор «Ла Скала» и других оперных театров Италии, обладатель президентского ордена поддержала реставрацию храма и дала ценные советы, воодушевила вологодских студентов на реставрационные подвиги и рассказала российским коллегам о современных тенденциях и методиках реставрации в Европе.

Вид с колокольни

«Я побывала в Вологодском кремле, поднялась на самый верх колокольни, и для меня это было настоящим подарком – увидеть кусочек исторической Вологды, – рассказывает Элизабетта Фаббри в эфире вологодского телеканала «Русский Север», и по улыбке и блеску в глазах видно, что её слова вовсе не любезность в ответ на гостеприимство. – Я знакома с историей Вологды, и я знаю, что в этом городе множество исторически ценных зданий, и вообще немало интересного».

У итальянского архитектора было несколько дней на знакомство с Вологдой, и благодаря отличным гидам, в роли которых выступили московские и местные архитекторы и краеведы, Элизабетте Фаббри удалось познакомиться с наиболее интересными памятниками города. И увидеть на вологодских улочках сходство с архитектурой итальянских городов.

«Схожесть выражается в большом количестве ценных исторических зданий, которые рассказывают историю не только города, но и всей страны», – отметила архитектор.

В программу визита входила встреча итальянки со студентами архитектурного факультета Вологодского госуниверситета.

Бывший храм Сошествия Святого Духа. Фото предоставлено Вологодским госуниверситетом

Госпожа Фаббри провела несколько занятий в архитектурной аудитории, а потом вместе с молодёжью отправилась в храм Сошествия Святого Духа. Церковь, построенную в начале XVII века и закрытую сто лет назад, не пощадили ни время, ни люди. В разные годы в храме размещались местные правоохранительные органы и спортивная школа, сегодня только внимательный прохожий увидит в бесформенном строении церковные очертания.

«Ещё до приезда в Вологду мне прислали фотографии этой церкви, находящейся в полуразрушенном состоянии, и я составила о ней предварительное мнение, – говорит архитектор. – Но когда мы подъехали к церкви, я была поражена потрясающей силой этого здания, ощутила настоящий культурный шок. Дух церкви буквально пробивается через окружающие здания. Когда мы вошли внутрь церкви, я была поражена этим духом ещё больше. Она заслуживает того, чтобы люди вернулись в этот храм и заново обжили его. Нужны люди, которые "разбудят" это место, и ими могут стать студенты Вологды».

Архитектор получила культурный шок, а вологодские студенты – ценный урок. О том, что профессии архитектора и реставратора – это не только чертежи и линейки, а также умение чувствовать сильную, но не разбуженную архитектуру.

Слушать здания

Летом в храме Сошествия Святого Духа начнут восстанавливать полы и заниматься реставрацией его центральной части. Полуразрушенный храм расположен в центре Вологды, от него десять минут ходьбы до всемирно известных Софийского собора и кремля. Но, в отличие от этих памятников, соседство у храма неисторическое – хрущёвки, футбольный стадион. Церковь можно отреставрировать, но как быть со средой?

«Сложный вопрос, – отвечает на этот вопрос Элизабетта Фаббри. – Например, в Европе заметна тенденция на сокращение потребления площадей. Многие добровольно отказываются от новых площадей и стремятся более эффективно использовать территорию, которой обладают. Построить что-то новое в открытом поле всегда проще, но нужно учиться обживать то, что есть. В Италии тоже существует проблема архитектурной среды, когда рядом стоят здания, казалось бы, несовместимые друг с другом. Эти процессы естественны и связаны с многослойностью истории. Нужно искать формат взаимодействия архитектуры разных веков – научиться слушать здания, среду, жителей. При этом не нужно бояться внедрять новую архитектуру в исторический контекст, но здесь нужно чувство меры».

Во время пребывания на Вологодчине, Элизабетта Фаббри не только учила, но и училась. Несколько часов она провела в Кирилло-Белозерском монастыре, высоко оценив мастерство российских реставраторов, которые работали в одной из крупнейших крепостей Европы. Итальянский архитектор призналась – когда работала на реставрации миланского оперного театра «Ла Скала» на площади тысячи квадратных метров, считала, что это большой объём. Но масштабы реставрации Кирилло-Белозерского монастыря показали гостье, что для России 3000 метров – средний проект. «Это показывает, какая Россия великая страна, и здесь работают профессионалы, с которыми приятно оказаться в тандеме», – заявила итальянка.

Фото предоставлено Вологодским госуниверситетом

«Лучшая реставрация – та, которую не видно»

Отвечая на вопрос о современных принципах реставрации, наиболее актуальных в Европе, Элизабетта Фаббри сообщает, что может перечислять их очень долго, вдаваясь в профессиональные подробности. Но один принцип проходит через всю историю реставрационного искусства, и он провозглашает минимальное вмешательство в структуру памятника.

«Вмешиваться только тогда, когда это необходимо, – говорит она. – При этом нужно помнить, что нельзя заниматься украшательствами и разматывать весь клубок памятника. Главное – сохранить историческую материю. То, что добавляется, должно быть обратимым, чтобы мы могли в любой момент это убрать. Такими должны быть базовые принципы взаимодействия реставратора с историческим памятником. В Италии говорят, что лучшая реставрация та, которую не видно. Здания строились в определённую эпоху, и сама история должна быть для реставратора судьёй».

Немаловажный вопрос – что разместится в отреставрированном историческом здании после завершения работ: театр, филармония, банк или стоматология? По словам Элизабетты Фаббри, в Италии эта проблема также актуальна. По её словам, для определения назначения здания необходимо руководствоваться его архитектурой (иногда здание само задаёт ограничения для его использования) и потребностями общества.

«Приведу пример – в Бари стояла военная казарма с интересной архитектурой, – говорит она. – Казармы во всех странах похожи – длинные здания с большим количеством окон. Обычно после того, как военные покидают казармы, там размещаются склады или создаются другие помещения хозяйственного назначения. Но в Бари решили отреставрировать казарму для библиотеки. Что делает посетитель библиотеки, получив книгу? Ищет место с наилучшим освещением. Несмотря на большое количество окон, света в казарме было мало, и мы решили внести конструктивные изменения в крышу, чтобы это исправить».

Кстати о казармах. Итальянский архитектор убеждена в том, что на реставрируемом объекте должна быть военная дисциплина, и каждый «солдат» обязан чётко «держать строй». А архитектор, координирующий стройку, должен быть главнокомандующим, оставаясь художником.

«Архитектор в переводе с греческого языка означает мастер-строитель, первый в искусстве, – говорит Элизабетта Фаббри. – Это не означает, что архитектор умеет делать всё, но подразумевается, что университетское образование даёт ему право быть координатором строительства. Разумеется, он должен знать многое, чтобы осуществлять профессиональную координацию. Повторюсь, нельзя требовать от архитектора, чтобы он умел делать все работы, для этого есть специалисты. Для того, чтобы реставрация была эффективной, крайне важна связка архитектора и реставратора, а также их взаимопонимание с людьми, которые будут отвечать за то, чтобы памятник продолжал служить людям и после реставрации. Важен диалог с органами охраны памятников, контролирующими органами. Специалисты говорят, что сотрудники этих органов зачастую некомпетентны. Это неправда, просто нужно уметь находить с ними общий язык».

По словам архитектора, чрезвычайно важна чёткая организация процесса на реставрационной площадке. Освещение, отопление, вопросы технологии – всё должно работать на решение главной задачи – выполнение качественной реставрации с наименьшими затратами.

«Очень важно сохранить исторические памятники, ландшафт и среду, поскольку это наше достояние, – говорит архитектор. – Сохранять – значит, знать свою идентичность и передавать её следующим поколениям. Но это вовсе не означает закрыться от других. Знать самого себя необходимо и для того, чтобы и другие тебя узнали. Это своего рода культурный взаимообмен, основанный на уважении к культуре других народов. Я знаю, что Россия многое делает для этого взаимообмена, активно популяризируя свою историю и наследие».

Также по теме

Новые публикации

Рассказать миру о вкладе представителей коренных народов России в Победу в Великой Отечественной войне – такую цель преследует Миссия России при ООН, запустившая в соцсетях мультимедийный проект накануне Международного дня коренных народов мира, который отмечается 9 августа.
Знаменитая «атака мертвецов» – одна из самых героических страниц основательно подзабытой в нашей стране Первой мировой войны. 105 лет назад, 6 августа 1915 года, обожжённые пущенным немцами хлором, русские герои смогли подняться в контратаку и отбросить врага.
«Будут ли русские оставаться русскими, живя за границей?» – этот вопрос мне задала Юлия Романенкова, глава детского лагеря в Максатихе, что под Тверью. Юлия – бизнесвуман и организатор русскоязычных детских лагерей в Великобритании, Европе и России. Нынешний кинолагерь открылся  в Подмосковье, несмотря на пандемию.
На онлайн-конференции в пресс-центре МИА «Россия сегодня» руководитель польской общественной организации «Содружество Kursk» Ежи Тыц и публицист Матеуш Пискорский объяснили, зачем руководство Польши сочиняет альтернативную историю и как события времён Второй мировой войны воспринимают их соотечественники.
Почти полторы сотни африканских студентов и преподавателей из Танзании, Руанды, Кении, Замбии, Уганды, Мадагаскара и Маврикия в течение 12 июльских дней интенсивно практиковались в русском языке. Это лишь первый этап онлайн-проекта «Distant Russian in Africa», призванного укрепить гуманитарные связи с Африкой, о чём говорилось на саммите «Россия - Африка» 2019 г. в Сочи.
Венгрия – одна из тех европейских стран, которые не уступают давлению и отказываются занять более жёсткую по отношению к России позицию. В истории наших стран были сложные периоды, но нельзя забывать и то хорошее, что связывает наши народы и наши государства.
29 июля отмечается Международный день тигра. На территории России обитает 80% популяции амурского, или уссурийского, тигра. Амурский тигр – единственный подвид, который освоил жизнь в полутораметровых снегах и температуре -40°С.